PETE TOWNSHEND
Я - РИТМ-ГИТАРИСТ, НО Я СТОЮ ВПЕРЕДИ

Мои отец и мать оба работали в сфере музыкальной индустрии. Отец играл в танцевальной группе под названием "The Squadronaries", в стиле наподобие "Glenn Miller Band". Я часто ездил с ними на гастроли задолго то того, как пошел в школу. То есть путешествовал с группой еще до того, как мне исполнилось семь лет, и я рано узнал, что такое жизнь в дороге.

Но дома музыку у нас никто не исполнял, разве что папа, иногда игравший на кларнете. У нас не было даже приличного проигрывателя, ни даже пианино, был только фиговенький радиоприемник. Единственным музыкальным инструментом, на котором я играл до того, как мне исполнилось 11, была губная гармоника. На двенадцатилетие бабушка подарила мне гитару, и это была дешевенькая плохонькая гитара. Я порвал на ней уйму струн, и смог выучить пару аккордов, только когда на ней остались лишь струны "соль", "ре" и "си".

Так как большинство вещей базируются на этих трех струнах, я играл таким образом с полгода и выучил множество аккордов, пока не собрал достаточно денег, чтобы купить отсутствующие струны. Это и определило мою судьбу: я почувствовал, что гитара для меня - самое подходящее занятие. В том же году я приобрел банджо наподобие гавайской гитары и ловил от него кайф некоторое время. Нет, скорее это было банджо-мандолина, а позже я прикупил и маленькое тенор-банджо и начал играть в группе, это было как раз тогда, когда я в первый раз играл вместе с John Entwistle.

В этой маленькой группе, исполнявшей диксиленд, он играл на трубе, а я - на банджо. Я играл на банджо примерно два года, а затем мне в руки попала достаточно приличная чехословацкая гитара, не помню названия. Это была "акустика". Я немного побренчал на ней, а первой моей "серьезной" гитарой стал "Stratocruiser" с синглом от "Harmony", который я потом покрасил в красный цвет. Следующую свою хорошую гитару я купил у Roger Daltrey, это был цельнокорпусный "Epiphone". Он продал ее мне по сходной цене. Roger играл в группе на соло-гитаре и мог позволить себе лучший инструмент. Все это происходило примерно в 1962 году, и к тому времени я уже играл довольно неплохо.

Я купил проигрыватель для прослушивания музыки только когда учился на первом курсе в художественном колледже - тогда я увлекся блюзом и джазом. Я по уши влюбился в девчонку, которая гуляла с контрабасистом из джазовой группы "Johnny Scott's band", и она все время говорила о джазе. Чтобы сблизиться с ней, я слушал огромное количество джазовых пластинок, и большинство из них мне понравились.

А потом я познакомился с парнем из Алабамы, который учился в колледже на фотографа. У него была фантастическая коллекция старых блюзовых пластинок и неплохой тайник с "травой", и, таким образом я познакомился с музыкой Mose Allison, Ray Charles, Jimmy Smith, Jimmy Reed и John Lee Hooker. Столько прекрасной музыки всего за год. И "The Who", если смотреть с этой точки зрения, всегда играли чужую музыку. До того, как появились "Beatles" я уже начал исследовать те стили, от которых пошла рок-музыка. Но я никогда не уходил дальше Bill Haley, мне не нравился Элвис или его группа. Я ненавидел "The Jordanaires", не любил я и Scotty Moore. Мне больше нравился Jimmy Burton, который играл с Rick Nelson, он сильно повлиял на меня.

Но самое большое влияние на мой саунд оказал John Lee Hooker. Я был действительно под впечатлением от его музыки, хотя сам в то время слушал джаз и играл джаз. И я выбрал Lee Hooker.

Ломать все правила – это было частью традиций художественной школы, где я учился. Когда я был там, весь мой курс только и занимался ломкой художественных традиций, а я перенес это в свою гитарную игру. Большинство моих приемов были очень жесткими, агрессивными и злыми. Я прникся идеей рок-н-ролла как более социо-политического, нежели музыкального явления. Поэтому гитару я всегда воспринимал как оружие. А что еще можно было сделать с оружием в шестидесятые, как не сломать его о колено? Этим я и занимался. Наверное, когда я брал в руки акустическую гитару, это было скорее средство любви и общения. Но даже на "акустике" все равно я играю агрессивно и ритмично. Лучшие мои гитарные партии агрессивны, потому, что, как я уже сказал, я "зациклился" на том, что гитара - это оружие.

И, хотя мой усилитель Fender Pro звучал великолепно, он был недостаточно громким. Поэтому я пошел и купил себе Fender Bassman и воткнулся в оба сразу. Все стало звучать еще лучше, но все равно было не так громко, как мне хотелось бы. И я пришел к Jim Marshall (он тогда держал магазин музыкальных инструментов в Лондоне), отдал ему свой Bassman и сказал: "Я хочу то же самое, но вдвое громче". И его глаза загорелись, и он сказал, прямо как Krups (владелец большинства военных заводов в Германии в 30-е годы): "Я дам этому человеку оружие, которое он хочет". Из этого вышел знаменитый стэк Marshall и мощные усилители шестидесятых годов.

Трюк с переключателем датчиков тоже был нужен, чтобы заставить гитару звучать как пулемет, во время того, как она начинала заводиться от фидбэка. Когда я приобрел первый Rickenbacker, я обнаружил, что могу создавать фидбэк, выделяя отдельные гармоники, что было довольно необычно. Небольшой фрагмент этого можно услышать на "Anyway, Anyhow, Anywhere". И я мог воспроизвести это на сцене. Это можно было сделать, двигая гитару дальше или ближе от динамиков и выделяя те или иные гармоники. Это было в диковинку для меня - возможность воспроизвести это "вживую". Все время, пока у меня была та гитара, что, к сожалению, было недолго, я мог сделать это. Это яркий пример того, как мы воспроизводим все студийные трюки на сцене.

Я начал использовать фидбэк и самовыражаться физически, потому, что я был очень разочарован, что я не мог играть так же, как многие гитаристы типа Clapton, Beck и другие. И все это привело к тому, что в один прекрасный день, когда мы выступали в клубе, я подбросил свой "Rickenbacker", он ударился о потолок, и гриф отломился, потому что Рикенбекеры делают из картона. И все засмеялись: "Ха-ха-ха, это научит тебя играть луччше!" Я быстренько оценил ситуацию, и мне не оставалось ничего другого, как сделать вид, что так и должно быть. И я доломал эту гитару, пнул обломки ногой, взял "двенадцатиструнку" и доиграл до конца, как будто ничего не произошло. А на следующий день зал был забит людьми. Для меня все это перешло в иную форму самовыражения: разумеется, это был трюк. Это довольно тяжело физически - играть на гитаре стоя, и большой частью всего этого является то, как ты двигаешься. И для меня все эти фишки стали способом самовыражения.

Я никогда раньше не ценил какой-то конкретный инструмент. Я уважал гитаристов, конечно, и понимал их потребность в хорошем инструменте, но сам на протяжении многих лет не заботился, о том, как выглядит моя гитара.

Моя сильная медиаторная атака - это от банджо. Мне приходится на каждой гитаре перед концертом проверять струны на прочность. У меня есть техник, который специально натягивает струны почти до точки разрыва, а потом прихожу я и подтягиваю их еще на пару полутонов. Затем я настраиваю гитару, и такие струны выдерживают обычно весь концерт. Если он ленится, или я ленюсь, и оставляем все как есть, струны рвутся уже на первой или второй песне. У меня были случаи, когда новая струна обрывалась на первом аккорде. По этой причине я не переношу легких струн, каждый раз, когда я на них играю на сцене, они тут же рвутся.

Единственный аккорд, без которого я не представляю свою музыку - это ля-мажор. Этот аккорд - основа всего, что я сочиняю. Обычно за ним идит "Соль-мажор", потом "Ре-мажор", и снова "Ля-мажор".

Возможно, я проявлял бы больше интереса к музыкальной теории, если бы у нас было пианино, потому что, я считаю, нельзя серьезно заниматься музыкой, если ты не освоил клавишные. Если бы только вам не повстречался гитарист, который мог бы читать и понимать гармонию, и не достиг бы этого, играя на гитаре. Но это - исключение. Если вы пойдете в музыкальную школу, с чего вы начнете свое обучение? Вы начнете с пианино. Неважно, учитесь ли вы по классу скрипки, арфы или чего-то еще, все равно вы начнете с пианино. Поэтому я не понимал основ музыкальной теории, пока не взялся за пианино, а это случилось лишь, когда мне было 22.

Я не работаю долго над своими соло. Я играю очень грязно, и во время записи самое лучшее для меня - это выпить полбутылки бренди и провести пару часов, экспериментируя. Часто лучшие вещи появляются в результате чистейшей воды импровизации. Я просто что-то наигрываю, и смотрю, что получается. Если я решаю придумать соло заранее, часто из этоо ничего не выходит. Потому что я не умею подходить к этому формально.

Когда-то давно меня раздражали гитаристы с такой техникой игры как у Jeff Beck, наверное из-за зависти. По-моему, я никогда не уважал таких парней. У Beck и Page есть только парочка странноватых записей, которые бы мне нравились. И я никогда не сравнивал себя с ними. Как я уже говорил, существуют Jimi Hendrix, Jeff Beck, Jimmy Page, Eric Clapton и другие, которые играют в своем стиле. Я же всегда был гитаристом несколько иного типа. Даже сегодня я вряд ли вызову на гитарную дуэль кого-то из музыкантов такого масштаба. Потому что, по мне, удовольствие, получаемое мной от соло, никогда не будет столь полным, как удовольствие от всей песни. В этой области игры ритма больше всего на меня повлиял Keith Richards. Мне до сих пор нравится, как он играет.

Но в своем жанре, я думаю, я непревзойден. Нет никого, кто мог бы сравниться со мной. Но странно то, что немного людей видели меня играющим на ритм-гитаре в группе. Но это как раз то, что у меня лучше всего получается! Я даже не возражаю, чтобы в группе "The Who" был еще один гитарист, я тогда смог бы сосредоточиться целиком на партии ритм-гитары. Потому что я люблю это. Это чем-то напоминает танцы. Во всем этом есть элемент синкопирования. Все гитаристы, с которыми я играл, говорили это - Jimi Hendrix, Stephen Stills, Eriс. Все они говорили, что им со мной работается легко.

Наверное, это сродни тому, как быть барабанщиком или басистом: почему они не стремятся быть фронтменами? Т же я чувствую, когда играю на ритм-гитаре. Одним из парадоксов "The Who" является то, что я - ритм-гитарист, но я стою впереди.

 




актуальная информация


релиз нового журнала


веб-колонка главного редактора


веб-колонка для бассистов


гитаристы на наших страницах


путь великих гитарных брендов


статьи и обзоры о гитарах


обзоры гитарной техники


актуальная гитарная музыка


повышение мастерства


подшивка вышедших журналов


размещение рекламы в журнале


вся информация об издании


полезное скачивание


небольшие ролики про гитарное






Рейтинг@Mail.ru

©  Guitars Magazine   Все права защищены.
Сайт создан и поддерживается собственной
веб-службой журнала Guitars Magazine.