про окен и про походы под парусом
Беседовал : Игорь Мальцев

Игорь Мальцев : Я видел тебя живьем, когда ты в первый раз приезжал в Россию, это было где-то в году 95-ом в концертном зале "Россия". Сидело пол-зала, да и те не слишком понимали, что происходит. Из людей, которые как-то относились к музыке, я видел только двух человек**.

Стив Вай : Да, это было на волне успешного выступления на фестивале "Белые Ночи" в Санкт- Петербурге. Все было отлично, только вот проблемы были с аппаратом. Это сейчас я вижу, что в Росси можно поставить любой аппарат, а тогда собирали с миру по нитке, вот и звук был так себе. К сожалению, 10 лет назад музыкальный обмен между Россией и Америкой был куда хуже, и инфраструктура отсутствовала.

И.М. : А ты помнишь, что когда ты стал играть вещи со своего альбома "Firegrden", то никто в зале не знал, как это воспринимать, и все сидели пришибленные?

С.В. : Да, они ожили только, когда я начал играть "Hey Joe", "Twist and Shout" и так далее - народ начал танцевать. В этом главная проблема с моей музыкой: вы должны для начала ее обнаружить для себя, а потом понять. Я не тот музыкант, на концерт которого можно придти и обнаружить для себя нечто похожее на миллион остальных. Тут въезжать надо.

И.М. : У меня есть все твои альбомы, и я их стал покупать с самого начала. И вот что мне кажется - слушатель должен был расти вместе с тобой и развиваться вместе с тобой. А главное, что ты позволяешь слушателю это делать, - от рока с Ковердейлом или Дэвидом Ли Ротом до концептуальной музыки последних альбомов.

С.В. : Я очень надеюсь на это. Более того, я просто кайфую от осознания того, что каждый год моя аудитория становится немного больше. Я, правда, не понимаю, отчего так происходит, но это - факт. Дело в том, что мою музыку не крутят по радио и по МТВ. И моя музыка достаточно эклектичная и эксцентричная. Но для достаточного количества людей она оказывается привлекательной, и им нравится моя музыка.

И.М. : Насчет развития вместе с аудиторией - вот я - твоя аудитория. Первый раз я вообще-то видел тебя на видео с группой Whitesnake и подумал: что это за парень, что он о себе возомнил, стараясь переплюнуть в шоу самого Ковердейла. Нет, ему долго в группе не протянуть. Ковердейл не допустит, чтобы кто-то был сексуальней его на сцене.

С.В. : Я от него ничего подобного не чувствовал. Он всегда был добр со мной, и мы настоящие друзья. Он так круто поет на каждом концерте, что ему ничего больше не надо, и чем больше у него в группе симпатичных парней, тем лучше для всего бэнда. Я понял, что мне долго в это группе не протянуть совсем по другой причине - если вы послушаете мои пластинки, то вряд ли найдете хоть одну песню, которую можно поставить на диск Дэвида Ли Рота или Дэвида Ковердейла. Все это к разговору о том, что музыкант развивается сам и развивает свою аудитории. Так вот мне кажется, что в какой то момент я развился совсем в другую сторону, нежели просто рок-н-ролл, даже такой клевый, как у этих парней. Мы все растем и все приходим к каким то свершениями, меняем концепции и задачи. Если развивается артист или творческая личность, будем так говорить, то его внутренне развитие как личности отражается тут же в его работах. По-другому не бывает. Вот слушают, например, люди мой альбом "Flexible" и понимают, что я хотел сказать, потом я становлюсь другим, но и аудитория тоже, и люди находят в новых работах отражение каких-то своих новых мыслей. Так случается со всеми артистами, которые вам нравятся и с которыми вы двигаетесь по жизни. Кстати, ты что смеешься?

И.М. : Я смеюсь, потому что задам сейчас вопрос, который всегда хотел задать Джимми Хендриксу, но не сложилось. Вот ты достиг уровня технического совершенства в игре на гитаре. Вот ты, например, можешь сыграть практически все, что ты хочешь…

С.В. : Ну я бы так не сказал. Не все я могу сыграть. Это только другие думают, что я могу, но для меня это битва каждый раз.

И.М. : … Ну, играть на гитаре - это вообще каждый раз битва…

С.В. : Именно поэтому мне приходится заниматься и играть лучше и лучше, хотя бы потому, что думаю, что недостаточно хорошо играю на гитаре…

И.М. : … и вот ты стоишь такой красивый и можешь сыграть все на свете - в любой тональности, в любой гамме, с любой скоростью, какой ты захочешь, - ну и каково это ощущать "я могу все"? А что дальше ты чувствуешь?

С.В. : Ну тут две разные составляющие в этом ощущении. Есть физическая способность сыграть все, что угодно. Но меня всегда занимает больше сторона психологическая - как я могу контролировать инструмент, как я могу психически контролировать то, что я играю. И это очень приятное чувство - победить инструмент, в котором уже живет часть твоей души. То есть победить себя в какой-то момент. Когда ты понимаешь, что владеешь инструментом, тогда ты достигаешь точки, за которой вопросы быстроты игры и передвижения пальцев уже тебя не волнуют вовсе. Фактически сегодня я уже не настолько быстр в игре, как бывало, но сегодня меня занимает вопрос действенности моей музыки. Тот удар, который она наносит по вашим чувствам, по вашей психике. Это гораздо интересней для размышлений, нежели скорость и беглость огня. Ощущение, которое ваша музыка производит, зависит от вашего мелодического самовыражения. И лучшая мелодия всегда в ваших ушах, в мозгу, но никак не в пальцах. Это легко - играть гаммы круглыми днями, но моя музыка стремится быть более и более мелодичной. Так что моя задача быть музыкальным, мелодичным. Но, понимаешь, меня иногда путают с кем-то бессердечным, неэмоциональным. Многие думают, что я - это тот парень, который умеет быстро играть. Ну конечно, иногда я играю быстро, но это вовсе не моя главная задача.

И.М. : И тем не менее, у тебя есть учитель?

С.В. : Нет, я могу сам заниматься с собой, раньше у меня были люди, которые меня учили чему-то, но сейчас я занимаюсь самостоятельно.

И.М. : На одном DVD с концерта ты играешь пьесу Boy From Seattle, и там отчетливо пробивается хендриксовский стиль. Ты умеешь играть как твои идолы?

С.В. : Я использую намеки. Я впрямую не копирую стиль Стиви Рэй Вона или Хендрикса. Это люди, которые на меня повлияли. Я люблю Дани Гаттона, Пейджа, многих музыкантов. Но с самых первых моих занятий на гитаре в 12-13 лет я специально избегал копирования стилей других музыкантов. Я старался не играть, как играют мои кумиры, а с самого начала считал, что я должен развивать свой собственный стиль и свой собственный голос. Я и теперь стою на этом. Иногда вы слышите, кто на меня повлиял, - вот я, например, учился у Джо Сатриани в течение трех лет; конечно, его стиль ощущается в моей игре. И я большой поклонник музыки Фрэнка Заппы. И конечно, у меня в музыке есть его элементы. А также я люблю Тома Уэйтса, и это тоже слышится в игре.

И.М. : Трудно ли придумывать одновременно мелодичные и простые песни?

С.В. : У меня есть простые и мелодичные песни, тот же Boy From Seattle - простая вещь.

И.М. : Тебе по душе тот факт, что дети опять стали играть на гитаре? Я вижу, что в гитарных магазинах по всему миру от Америки до Москвы все больше и больше молодежи пробует гитары, играет на них и получает удовольствие.

С.В. : Гитара, по-моему, самый экспрессивный и динамичный инструмент. Потому что на ней есть струны, потому что ты можешь воткнуть ее в сотню разных усилителей, и все это будет звучать по-разному. Ты можешь взять гитару с нейлоновыми струнами. Каждый должен играть на гитаре. Неважно, ты великий или нет, играть на гитаре - это высвобождение внутреннего Я, это словно записано у нас в ДНК. Это как танцы, не надо думать, что из этого получится - танцуешь, бьешь в барабан, и ты снова человек у древнего костра. Это наши основы, я бы сказал даже, не столько культурные, сколько физиологические. Это трактат по антропологии - смотреть, как люди танцуют. То же самое с гитарой - это, как первобытный крик - primal scream. Если ты хочешь играть на гитаре, ты должен играть на гитаре.

Если ты просто хочешь сидеть дома и играть аккордами - твое дело, если ты хочешь быть виртуозом мирового масштаба - давай, единственное, что немного разными путями придется идти. Если ты хочешь играть, как Кит Ричардс, - отлично, только путь достижения этого будет другой. Ты просто должен знать, чего ты хочешь.

И.М. : Но когда ты юн и молод, это сложно - понять, чего ты хочешь, вокруг так много великих, замечательных гитаристов, что просто нереально понять, чем ты хочешь заниматься. Знаешь, моя профессия как бы писатель - writer по-английски менее эмоционально нагружено, вот моя проблема в том, что я не могу написать никакой книги. Потому что я слишком много в своей жизни прочел великих книг, замечательных книг, тысячи и тысячи - я бросил считать на пяти тысячах. Так и здесь, ты не можешь выбрать, потому что слишком много отличной музыки слышал.

С.В. : У меня есть друзья с такими же проблемами - в основном композиторы. У них так много идей разных, что они не могут выбрать их и сформировать. Мой совет - просто делай. Забудь про все и делай.

И.М. : Ну да, а потом ты ставишь диск какого-нибудь Стива Вая, и они понимают: "Я никогда - никогда не смогу играть, как он, поэтому лучше и не начинать".

С.В. : Но люди по-разному воспринимают музыку и стихи. Ты читаешь поэмы Эмерсона и думаешь, что хотел бы написать что-нибудь в таком же духе, но понимаешь, что классик уже все написал до тебя. Не падай духом - люди в основном все равно ни слова не поняли в том, что он написал, так что у тебя есть шанс. Потому то, что ты написал, понравится совсем другой группе людей. Ключ в том, что когда ты творишь что-то без внутреннего давления или без давления конкуренции снаружи, без ощущение того, что ты должен сочинить что-то великое, а просто когда ты честен в том, что делаешь, и эту честность оценят люди, которые настроены на одну волну с тобой. Не так уж много людей, которые увлекаются Стивом Ваем, - это довольно узка группа людей, я вам скажу. Но люди, которым это нравится, просто ценят то, что я делаю. Им просто нравится. Понимаешь, что я имею в виду? Таким образом, я делаю особый бренд музыки для специального рода слушателя.

И.М. : Это сложная задача.

С.В. : Для меня это вполне естественно. Как дышать.

И.М. : Что касается этого альбома живых концертов - Alive in The Ultra World, со всеми этими этническими элементами, где ты все это слушал, например, болгарскую музыку, которую ты почему то назвал Babushka.

С.В. : Не… Babushka я назвал румынскую, и я уже понял, что ошибся, - в Румынии не говорят бабушка. Но это вообще прекрасный проект, и я его концептуализировал, и одной из ступеней исполнения этой концепции было изучить народную музыку. Во время турне я покупаю пластинки с местной музыкой, которую больше все равно негде купить. Как, например, во Франции - у них много разных провинций, и у каждой провинции своя народная музыка. В Америке много магазинов с народной музыкой, например, кельтской музыки просто завались. Но многого просто не существует. И когда я слышу такую музыку, я тут же смотрю, в какой гамме это написано, в каком размере, каковы особенности фразировки. И я включаю такую музыку в мои собственные сочинения, и аранжирую для группы из пяти человек.

И.М. : Но для слушателя выглядит так, как будто ты отлично знаешь и болгарскую, и румынскую музыку.

С.В. : Нет, ну конечно я переслушал гору народной музыки, до тех пор, пока мне не стало ясно, как это делается в той или иной стране. Я транскрибировал музыку для Фрэнка Заппы в течение шести лет, я умею слушать музыку. И я просто применил эти навыки к моим собственным ощущениям.

И.М. : Кстати об этническом. Как тебя принимали на Украине, делал ли ты там мастер класс?

С.В. : Я никогда не был на Украине до этого, и это было прекрасно. И на мастер класс пришло 2000 человек народу, и все билеты были распроданы. И на автограф сессии были тысячи людей Я не смог многим подписать, так что мое сердце разбито.

И.М. : Как сегодня в Музторге?

С.В. : Ну да. Я же могу здесь целый день посвятить автографам, мне только в удовольствие. Если бы я только мог. Я был удивлен и тронут.

И.М. : Люди в Киеве знают английский? Они понимали все, что ты говорил?

С.В. : Пол аудитории да, половина - нет. Но все это трогательно . Потому что я сижу в своей студии и думаю, что бы еще придумать, что вот на этот трек такого бы всунуть. А потом выхожу к людям, а оказывается, мои песни нужны кому-то и нравятся людям в самых разных городах. От этого сносит башню. Очень трогательно: люди понимают то, что ты придумал наедине с собой.

И.М. : Но это, наверное, то, ради чего ты работаешь.

С.В. : Я считаю, что понимание аудитории - это большой бонус для меня.

И.М. : Посмотри в окно - они все еще стоят и ждут тебя, пока ты просто не выйдешь и не скажешь им "Hello". Ты здесь - герой гитары.

С.В. : Ну что я могу сказать кроме того, что это круто. Но в перспективе, посмотри, это большая честь для меня - такое восприятие со стороны аудитории. Но это накладывает дикую ответственность за то, что мне дальше делать. Это понимание - залог моей ответственности. Вот и перспектива. Вот сейчас надо выйти к людям, но это не раздувает мое эго до небес. Просто когда я отправлюсь домой к моей семье, я буду просто Стивом со всей своей семьей, с дружками. Я нормальный парень Стив, хожу по ресторанам, хожу на работу, вожу детей рано в школу, хожу в гимнастический зал и говорю "Привет" знакомым.

И.М. : Ты живешь в Северном Голливуде?

С.В. : Да, в Долине в Энсино. Знаешь Энсино? Ты был в ЛА?

И.М. : Ну да, я вообще люблю Лос Анджелес, правда, понял это только с третьего раза. На "Оскар" ездил журналистом. И это утреннее ощущение Лос Анджелеса - потрясающее. Ты, наверное, так хорошо выглядишь именно из-за Лос Анжелеского солнца и воздуха.

С.В. : Да, мне в следующем месяце уже 46 лет!

И.М. : Ну, а мне 47. Вот ты с какого возраста слушаешь рок музыку?

С.В. : С семидесятых годов, потому что я родился в 1960-ом, и как раз мне было лет 12-13, когда я стал слушать прогрессив рок: Led Zeppelin, Jethro Tull, Yes. Правда, до этого у меня была любимая пластинка, которая меня всего переворачивала - родительский диск - саундтрек к "Вестсайдской Истории" Леонарда Бернстайна. И если говорить о влиянии, то скорей всего именно музыка Бернстайна и есть мое самое большое влияние. Затем я стал слушать Top 40.

И.М. : Конечно, как же, - American Top Forty с Кейси Кейсем***

С.В. : Ты тоже слушал? У вас можно было слушать музыку по радио?

И.М. : Не совсем - я слушал передачи с американской военной базы в Йокогаме, пользуясь аппаратурой советской морской базы. У нас рок был запрещен, тем более на радио. Так что я на отцовском боевом приемнике "Кит" все слушал. Это был другой берег Тихого океана - напротив Лос Анджелеса, нас с тобой разделяла только вода, когда мы слушали одни и те же песни. Правда, Иокогама давала Top 40 ночью в субботу, так что первые позиции я уже слушал в шесть утра.

С.В. : Круто! А Jazz Hour ты слушал?

И.М. : Конечно, и заодно King Bisquit Flower Hour****, где они давали все живые записи самых крутых на сегодня групп.

С.В. : Так ты из-за этого захотел стать журналистом?

И.М. : Вообще-то я хотел стать моряком. Ну и стал.

С.В. : Круто как. Военно-морской флот?

И.М. : Рыболовецкий. Да не обращай внимания, это все фигня.

С.В. : Нет, ты мне скажи - вот океан, правда это круто? Он ведь на человека действует совершенно особенно. Он завораживает, приводит в равновесие все чувства и заодно очень много дает для здоровья. Я просто обожаю океан. Когда я рядом с океаном, мне все время его мало, так бы стоял или сидел на берегу, лишь бы вдыхать это воздух и ловить грудью эту бешеную энергетику. Мы часто ходим в круизы, мне очень нравится ходить по морю.

И.М. : У тебя своя яхта?

С.В. : Нет. Своей нету. Слишком много времени отнимает за ней уход, стоянка, причал, - у меня на это нет времени.

И.М. : У меня вопрос относительно последнего альбома: почему ты для него сделал еще и литературную работу?

С.В. : Этот диск - первый из трилогии, которая будет составлять некий концептуальный труд. И моя цель сделать три альбома, из которых первый называется Real Illusions: Reflections, второй будет называться Real Illusions: чего-то и третий Real Illusions: еще чего-то-там. И песни на этих пластинках расположены вовсе не в том порядке, в котором будет развиваться повествование, некая история про некоего человека, который больше похож на Мессию, только люди об этом не знают. Песни расположены довольно хаотично. К песням повествовательного характера я придумываю пьесы-прокладки, чтобы потом было легче выстроить их все в хронологическом и повествовательном порядке, чтобы вся история была как на ладони. И я хочу написать книгу, которая и представляет литературную основу всех трех дисков. Но это трудная работа, она может занять лет десять, потому как я уже несколько лет ее пишу. Но вот только сейчас начал ее выкладывать в виде песен. Немножко трудно объяснить, что же это все-таки такое, но главное - музыка. И довольно трудно понять, про что история, по такому маленькому кусочку, который я вам сейчас показал на этом диске. Обычный концептуальный альбом все равно начинается стартом и кончается финишем. Но у меня все по-другому - никто не поймет, где начало и где конец, пока вся история не будет рассказана полностью.

И.М. : А как насчет седьмой песни?

С.В. : А что с ней такое?

И.М. : Ты в свое время сделал альбом "Seventh Song" со всеми своими седьмыми песнями с альбомов.

С.В. : Да, так получилось, что седьмая песня на альбоме обычно такой "медляк", который призван всколыхнуть сознание слушателя, который к этому моменту уже стал клевать носом. Такая встряска и смена ритма. Это обычно гитарная баллада. Я вообще люблю играть гитарные баллады, мелодичные. И так получилось, что на моих альбомах обычно седьмая песня и есть гитарная баллада. И я подумал: отличный повод сделать коллекцию этих баллад на CD. Так появился диск 7th Song.

И.М. : Ну вот, пора заканчивать, спасибо, вот только будь добр, подпиши мне книжку Guitar Book.

С.В. : Давай напишу: "Игорь, пожалуйста, напиши книжку. Про океан и про походы под парусом".

 




актуальная информация


релиз нового журнала


веб-колонка главного редактора


веб-колонка для бассистов


гитаристы на наших страницах


путь великих гитарных брендов


статьи и обзоры о гитарах


обзоры гитарной техники


актуальная гитарная музыка


повышение мастерства


подшивка вышедших журналов


размещение рекламы в журнале


вся информация об издании


полезное скачивание


небольшие ролики про гитарное




#4[02]2006   - Этот материал был опубликован в четвертом номере Guitars Magazine.




Рейтинг@Mail.ru

©  Guitars Magazine   Все права защищены.
Сайт создан и поддерживается собственной
веб-службой журнала Guitars Magazine.