MASTER OF METAL

Спустя 20 лет после выхода эпохального альбома «Master Of Puppets» гитарист Metallica kirk hammett оглядывается назад и отвечает на вопросы, касающиеся как этого альбома, так и других моментов прошлого.

Что подвигло Вас на то, чтобы играть на гитаре?
Когда я рос в Сан-Франциско в начале 70-х, я обычно тусовался со своим старшим братом и его друзьями по колледжу. Но потом вся наша семья переехала в маленький пригородный район, а он остался в городе. Я очень по нему скучал, и чтобы чем-то возместить утрату, стал слушать много той же самой музыки, что и он: Hendrix, Zeppelin, Cream, Deep Purple и Santana. Вскоре я узнал, что мой друг продает свою электрогитару, и купил ее. Мой брат тоже играл, поэтому я попросил у него одобрения, чтобы начать учиться играть.

Пару месяцев я просто бренчал на гитаре по полчаса-час, после чего убирал ее в свой шкаф. Когда я приехал в гости к брату в город, он спросил меня, играю ли я на гитаре. Мне не хотелось говорить ему, что вообще-то нет, поэтому я ответил, что играю. Он сказал, что это здорово, и предложил сходить купить для моей гитары новые струны. И вот мы пошли и купили новые струны за пять долларов из моих кровно заработанных денег – и поставили их на гитару. И вот тогда-то я и начал действительно заниматься.

На одном из этапов своей карьеры Вы учились у Joe Satriani. Какой у Вас был до того подход к обучению?
Я начал с покупки самоучителей, но в них не говорилось о том, чему хотел научиться я. Поэтому я начал учиться по записям. Я никогда не был в школе компанейским парнем, и был скорее застенчив и замкнут. И мне особо нечем было заняться. Поэтому я сидел и играл как проклятый. Кроме того, поскольку я крайне преклонялся перед некоторыми замечательными музыкантами, поэтому, начав разучивать их музыку, я чувствовал, что становлюсь ближе к ним. Мне казалось, я лучше их понимаю и между нами устанавливается своего рода духовная связь.

И кто оказал на Вас наибольшее влияние?
Michael Schenker сыграл огромную роль в становлении моего стиля. Когда мне наконец представилась возможность встретиться с ним лично, я тут же выложил ему, как разучивал все, что он играл в UFO и MSG, и как я пытался добиться его звука, купив Gibson Flying V, усилитель Marshall и квакушку. И пока я с ним болтал, я начал заговариваться – моей подружке пришлось меня встряхнуть и сказать, чтобы я пришел в себя! Для меня это было все равно, что ребенку встретить живого Санта-Клауса, вот как много он для меня значил.

Каков был Ваш подход к инструменту в период становления?
Когда я был совсем молодым, я полагал, что играю очень круто, и некоторое время был типичным пилильщиком. Теперь я понимаю, что на самом деле я был очень неудовлетворен тем, что нахожусь не на том уровне, которого мне хотелось бы достичь. Позже пришло время, когда я понял, что уже несколько лет нахожусь на этом уровне. Это произошло, когда я установил для себя новые цели – в основном, в плане различных способов самовыражения. Я наконец стал получать удовольствие от своей импровизации и того, что я создаю, через три-четыре года занятий.

Я понял, что музыкальные идеи – это семена, и они, как плоды, вырастают на других идеях. Я стал воспринимать гитару, как чистый холст, а себя, как художника. До того я был законченным мечтателем, а гитара давала мне возможность выражать мои грезы музыкально.

Поговорим о песне «Master of Puppets», песне, которая для многих фэнов олицетворяет Metallica. На чем вы записывали ее?
У меня был усилитель Mesa/Boogie Mark 2C+ и черный Jackson Randy Rhoads Custom Shop. Для четырехтактового филла в конце интро группа просила сыграть что-то кричаще-визшащее, но я предложил более стаккатное, звучащий рифф, обыгрывающий пониженную квинут.

Я нарулил сочный, сильно искаженный звук, который хорошо лег на суховатый ритмовый саунд, используемый James. Сам James сыграл в этой песне первое соло, отличное соло. А я работал над остальными соло два дня, сыграть все точно было непростой задачей. Во время записи очередного дубля, моя рука случайно сдернула первую струну за край грифа, и она легла на нековый датчик, издав звук похожий на самое верхнее Ре. Это звучало так, как если бы я сделал слайд на ноту, которой даже нет на грифе, и мы ее оставили.

Для следующего соло мы записали несколько гитарных партий задом наперед. Я наиграл кучу партий в тональности песни на четвертьдюймовую пленку. Затем мы перевернули пленку и нарезали из нее две-три минуты гитары задом наперед. Это пошло на финал песни.

Как Вы и James играете этот сверхбыстрый рифф из вступления?
Мы играем интро восьмыми нотами в темпе 210-220 bpm – все ударами вниз. Этот темп не является нашим максимальным потолком, но он к нему близок.

Много ли времени ушло на настройку звука для альбома «Master of Puppets»?
Три адских дня. Три дня поворачивания ручек, расстановки микрофонов и подключения всевозможных усилителей. В первый день я был очень расстроен, потому что ничего не получалось. На второй день техник Flemming Larsen и сам James Hetfield уже помогали мне. А на третий день я получил такой звук, который меня вполне устроил. После этого все пошло как по маслу.

Когда вы выпустили эту запись,осознавали ли вы, что создали нечто эпохальное для тяжелого металла?
При записи мы не планировали ничего сверхъестественного, нам просто хотелось сделать лучший альбом, который мы могли. Для нас это была просто очередная пластинка Metallica. Сначала был «Kill ’Em All», и мы были им довольны. Потом вышел «Ride the Lightning», в котором, казалось, было что-то от «Kill ’Em All» плюс что-то новое. Потом мы выпустили «Master of Puppets» и очень гордились им. Это, как еще одно перо на голове индейца.

Мы работали на полных парах, и песни писались одна за одной. Мы действительно поймали раж. После выхода альбома отправились в турне. Мы стремились донести нашу музыку до максимально возможного количества людей. Но смерть Cliff все изменила. Никто и предположить не мог, что «Master of Puppets» и через 20 лет будет звучать, как новый. Мне кажется, что во все времена этот альбом был и будет актуален.

А что тебя больше всего поразило после выхода альбома?
Что касается сюрпризов, то самым большим шоком стала «The Thing That Should Not Be». Мы сочинили ее ближе к концу довольно быстро и записали через недельку. Это, как если бы тебе сказали залезть в сияющую спортивную машину, которую ты видишь впервые, и проехать на ней; ты просто гонишь по-максимуму.

Именно так и получилось с «The Thing That Should Not Be». Гитарное соло было записано за полчаса, потому что мы опаздывали на самолет в Нью-Йорк. И даже после этого песня не была закончена; надо было добавить еще пару гитарных дорожек. И когда я наконец-то добрался до нее, то, услышав предварительное сведение, обалдел: «Ой, да это же гораздо круче, чем я ожидал!»

Сумасшедшее соло на «The Thing That Should Not Be», звучащее, как живой голос, просто невероятно! Какие эффекты ты использовал?
В основном, то, что вы слышите там, это обычная педаль wah, но после главного гитарного соляка появляются супервысокие ноты. В этом месте мне захотелось чего-то новенького. Я поосмотрелся по комнате и увидел стеклянный подсвечник, и, зажав его между струнами Си и Соль над средним звучком, я начал работать педалью Digitech Whammy. Так и получились эти балдежные звуки.

Когда-то ты говорил, что твое секретное оружие – Ibanez Tube Screamer. Это все еще так?
Да, это все еще мое секретное оружие. Хоть сейчас дайте мне Fender Twin и Tube Screamer, и я буду на седьмом небе. Переиздания Tube Screamer – неплохи, но я предпочитаю старые модели. Однако так как оригинальные модели дороги и их сложно достать, я понял, что проще модифицировать новую версию.

Каким оборудованием ты пользуешься на сцене?
Я использую усилки Mesa/Boogie; по некоторым причинам предпочитаю Double Rectifiers, а не Triple Rectifiers. Кроме того, у меня есть Marshall для придания хрипоты, а также преамп Boogie. Со мной всегда Tube Screamer, добавляющий рельефности и теплых тонов к звуку любой моей гитары.

При настройке крепления Floyd Rose ты даешь ему плавать или прижимаешь к корпусу?
Я как раз себе приобрел недавно и теперь учусь с ним работать. Я даю ему плавать. У меня также установлен Trem-Setter, поэтому флойд всегда возвращается на свое место. Если у тебя установлен Trem-Setter, и ты подтягиваешь струну Соль тона на полтора, строй особо не изменится. Я так настраиваю флойд, потому что люблю подтягивать им ноты. Последнее время я гораздо чаще подтягиваю на Whammy, нежели спускаю.

«Master of Puppets» считается одним из самых великих металлических альбомов: классический альбом в классическом стиле, который воспитал многие поколения музыкантов. Как ты думаешь, будет ли подобного рода эпический, горячий, наполненный соляками металл вновь так популярен?
Если оглянуться назад, то Master of Puppets – мой любимый металлический альбом, и я бы желал, чтобы и другие создавали подобного рода альбомы. И хотя многие группы взяли на вооружение какие-то находки из Master of Puppets, никто еще не сделал ничего похожего. Я, по крайне мере, не слышал. Но повторяю, я говорю субъективно. (смеется)

Я не утверждаю, что Master of Puppets стал вершиной металла и т.п.; очень много прекрасных альбомов было записано после его выхода. Я просто хочу сказать, что все песни на альбоме гармоничны. И он занял достойную нишу, которая либо слишком велика, так что в нее проходит очень многое, либо очень узка, потому что я никогда не слышал ни одного альбома, подобного этому.

 




актуальная информация


релиз нового журнала


веб-колонка главного редактора


веб-колонка для бассистов


гитаристы на наших страницах


путь великих гитарных брендов


статьи и обзоры о гитарах


обзоры гитарной техники


актуальная гитарная музыка


повышение мастерства


подшивка вышедших журналов


размещение рекламы в журнале


вся информация об издании


полезное скачивание


небольшие ролики про гитарное




#1[05]2007   - Этот материал был опубликован в пятом номере Guitars Magazine.




Рейтинг@Mail.ru

©  Guitars Magazine   Все права защищены.
Сайт создан и поддерживается собственной
веб-службой журнала Guitars Magazine.