Неутомимый Ингви Юхан Мальмстин не перестает удивлять нас все новыми и новыми альбомами, в каждом из которых сочетается традиция и новаторство. С той же присущей ему бесшабашностью он рассказывает о своей жизни и своем творчестве.

  Yngwie Malmsteen
Обо всем на свете


Про оборудование

Мое оборудование не менялось вот уже почти 29 лет. Все выстроено вокруг винтажных Стратов, выпущенных в период с середины пятидесятых до середины семидесятых. Потом я сузил этот промежуток до Стратов 1968-го и 1970-72-го с кленовой накладкой. 99 процентов времени я использую кленовые грифы, а оставшийся один процент – палисандровые. У всех у них большое перо. Накладка скалопирована, а лады Dunlop – самые большие, какие только есть во вселенной. По ним можно товарняк пускать.

Плюс у каждого Страта латунный порожек, гриф на четырех болтах, датчик DiMarzio HS-3 у бриджа, YJM посередине и спереди и отключенные ручки тембра. Тремоло и подстройка заблокированы; с этим делом я не е..усь. На сцене я без проводов, а в студии использую шнуры DiMarzio через педаль DOD YJM. Кроме того, у меня есть Boss NS-2, и все включается в старый 50-ваттный Marshall без мастер-громкости и кабинет 4x12. Подзвучиваю кабинет я с помощью микрофона Shure [SM] 57, включенного в Tube Tech EQ, микрофонный предусилитель Focusrite и компрессор Summit Audio, а потом в пульт. Слушая свои старые альбомы, я понял одну вещь: звук явно отличается, потому что я ставил микрофоны на другом расстоянии от кабинета. Но в конце концов я нашел нужное место: если послушать гитарный саунд Unleash the Fury, чувак, он п…дец какой плотный. Он такой жирный и толстый, это даже смешно. И это просто Стратокастер!

О скалопированной накладке

Я начал использовать скалопированную накладку много лет назад, просто потому что я увидел такую же на лютне XVI века и подумал, что это клево выглядит. Я всегда был практичным, даже когда был ребенком, я работал подмастерьем в мастерской вместо того, чтобы учиться в школе (смеется), и там-то увидал лютню.

Там же я начал экспериментировать напильником над своими говенными гитарами. Через какое-то время я реально добился результатов и сделал это и на хороших гитарах.

Но я не рекомендую делать это самостоятельно, если только у вас не золотые руки, а то можно очень легко все к черту запороть.

Причина, по которой я остался верным скалопированным накладкам, это то, сколько контроля они дают тебе при вибрато. Струна глубже врезается в мякоть твоего пальца, и поскольку ты лучше удерживаешь струну, она не выскальзывает при исполнении бенда или вибрато. Но наличие скалопированного грифа не означает, что скоростная игра станет легче.

Наоборот, это как бы поднимает струны над грифом гораздо выше, а у меня струны стоят очень высоко! Но к таким вещам привыкаешь. Плюс я всегда стремился больше трудиться. Задаром мне ничего не надо.

О занятиях и у пражнениях

Вопреки распространенному представлению, я никогда не занимался. Я ни разу не делал ни одного технического или музыкального упражнения, никогда. С того дня как я взял в руки гитару, все, чем я занимался, – просто игра. Но это не значит, что я вслепую гонял туда-сюда по грифу.

Я знал, что я делаю: я учил очень много гамм, ладов и тональностей.

Я усвоил всю эту ср..нь. Знаю, для кого-то невероятно звучит: «В пи.. ду занятия, просто играй». Но это правда. Это то, что я всегда и делал.

Про моду

Штука в том, что с ранней молодости я всегда шел против течения. Имею в виду, что я начал играть на гитаре в семь лет и выступал уже к десяти годам! В юности я уже смешивал классику и метал. То есть с ранних лет я четко представлял себе, куда двигаюсь. Мода и модные веяния всегда были чем-то, против чего я или осознанно выступал, или на что просто не обращал внимания.

Когда в начале восьмидесятых я приехал в Америку, меня приписали к категории «металл восьмидесятых», но в действительности это было совсем не то, что я из себя представлял; просто так получилось, что я приехал в это конкретное время. Правда в том, что я никогда не переставал заниматься тем, чем хотел. Возможно, я самый упрямый в мире (смеется). Иногда говорю себе: «Что за х..ня, чувак! Вот ты беседуешь с этим журналом 25 лет спустя, и все что ты делаешь, еще актуально».

Так может, я делаю что-то не то? Нет. Я делаю то же, что и всегда. Я делаю то, что надо.

Про Стива Вая

Все, что я могу сказать о Стиве, это то, что я люблю его, как брата. Каждый из нас прошел свой путь.

Мы никогда не были врагами, всегда друзьями. Желаю ему всего наилучшего в этом мире, чего уж тут. Что я мог отметить, так это, наверное, что иногда его выбор нот странноват. Вот это я мог сказать, но я никогда не имел в виду под этим ничего плохого. Я считаю, что Стив неимоверно талантлив и уникален.

Никого подобного больше нет. Он один из тех немногих парней, у которых есть свой собственный звук. А это стоит дороже золота.

О нынешней музыке

Я, наверное, не совсем тот человек, которому надо задавать этот вопрос, потому что не особенно слежу за новым. Это не из-за высокомерия, просто я этого никогда и не делал. Я всегда черпал свое вдохновение не из радио и ТВ, а из других источников. Могу лишь отметить, что, если вы поедете в Штаты, Японию или Европу, вы увидите, что везде все по-разному. Европейский рынок ну просто заполнен металлом.

Это очевидно, особенно когда вы выступаете на всех этих огромных фестивалях вместе с Anthrax, Dio, Motley Crue, Iron Maiden и Slayer перед 60-70 тысячами человек. Так здорово видеть, что металл еще жив и брыкается. Есть еще движение новых европейских команд, вдохновленное моей неоклассикой. Потом, есть и сцена death-metal…

В Штатах металл пользуется очень большим вниманием. Кажется, будто все только и ждут прихода чего-то значительного. Конечно, в восьмидесятые был и саунд, и мода, и вы точно знали, что происходит. А потом в девяностые, ну, мы все знаем, что произошло: со времен гранжа никакого саунда, никакого рецепта.

Тут как-то мы с моим ударником ехали в м ашине, и он включил радио. И я по думал, че за х..ня? Там играла песня металлической команды, ну полная каша. Ни одной ноты, которую можно было бы н азвать «форматной». Ни одной зацепки, ничего. Сумасшествие какое- то, вроде, это были System of the Down.

Как все начиналось

Я был младшим ребенком в семье. Мои старшие брат и сестра были по-настоящему хорошими музыкантами. И они начали играть очень рано. Мой брат играл на пианино, барабанах, гитаре, басу, аккордеоне – на всем. Сестра хорошо играла на пианино и пела. Она до сих пор хорошо поет. Она играет на классической флейте в оркестре.

Поэтому моя мама очень хотела, чтобы я стал музыкантом. Она подарила мне гитару на день рождения, когда мне исполнилось пять лет, но я н е пытался играть, пока мне не исполнилось семь. И причина, по которой я захотел играть, была в том, что в новостях сказали: «Сегодня умер Jimi Hendrix». Это было 18 сентября 1970 года. Потом они показали, как он поджигал свою гитару в Монтре. Я не слышал никакой музыки, я просто видел, как парень поджигает свою долбаную гитару. И я сказал себе: «Это тааааак круто!» Поэтому я снял гитару со стены, чтобы научиться. А потом я у влекся Deep Purple, и это оказало на меня огромное влияние.




актуальная информация


релиз нового журнала


веб-колонка главного редактора


веб-колонка для бассистов


гитаристы на наших страницах


путь великих гитарных брендов


статьи и обзоры о гитарах


обзоры гитарной техники


актуальная гитарная музыка


повышение мастерства


подшивка вышедших журналов


размещение рекламы в журнале


вся информация об издании


полезное скачивание


небольшие ролики про гитарное




#2[06]2007   - Этот материал был опубликован в шестом номере Guitars Magazine.




Рейтинг@Mail.ru

©  Guitars Magazine   Все права защищены.
Сайт создан и поддерживается собственной
веб-службой журнала Guitars Magazine.