Иван Смирнов больше чем оркестр...

беседовали : Артур Булатов и Тим Исмайлов

Здравствуйте, Иван! 28 июля должно быть отличным днем, ведь Вы в этот день будете открывать концерт Стива Вая! Какой продолжительности планируется Ваше выступление перед Стивом Ваем?

Привет! Около часа. Вообще, время очень сложно планировать. На концертах время обычно летит незаметно. Я не буду там играть что-то уж очень классическое или совсем уж отдаленное от современной музыки. Не смотря на то, что мы звучим совершенно иначе, чем Стив, мы не будем абстрагироваться, будем пытаться резонировать. Мы сыграем по-своему Хендрикса, ещё что-нибудь в этом духе.

 

Какие мысли у Вас о Вае, встречались ли Вы раньше с ним?

Нет, непосредственно с ним никогда не пересекался. Безусловно, я много знаю о нем, слушал его музыку, видел как работает с Билли Шиэном, Сатриани, Эриком Джонсом. Я хорошо понимаю этот стиль, и тем более понимаю, насколько сложно долго держаться в таком фарватере. Вот он как раз начал эксперименты с симфоническим оркестром, это очень интересно! Сейчас идет соревнование вокруг таких вещей как технологии, вокруг того, кто что сможет нового изобрести, кто как запишет, исполнит, а за музыкальные рамки стиля по сути все же никому не удается выйти. Мне кажется, сейчас очень трудно найти настоящий, не рафинированный звук, чтобы был драйв, и не выхолощенный – натуральный! Стиль диктует определенные стереотипы.

Вот люди стоявшие у истоков различных стилей, мне кажется, звучали с непередаваемым драйвом – например, Джими Хендрикс, Джими Пейдж. Сейчас много электроники в звуке, её нельзя исключать полностью, но полагаться только на неё однозначно не стоит. Вай очень интересный музыкант, я вообще его помню ещё аж с выступлений с Франком Заппой. Мне кажется, он ищет новые горизонты в этом проекте с симфоническим оркестром, пытается уйти от пресловутой клетки: бас-гитара-барабаны, чтобы показать, что музыка гораздо больше, чем просто какая-то схема.

Насколько нам известно, сам Стив очень обрадовался тому, что перед его выступлением будут играть музыканты с иным звучанием, с совершенно другой музыкой.

Нам тоже интересно это выступление. Мы с ребятами из группы сами по себе очень разнообразные музыканты и играли уже со многими известнейшими музыкантами в мире, но с гитаристом такого стиля будем играть в первый раз. Надеюсь, сам звук не подведет, важно чтобы там все сумели настроить. Вообще такое сочетание мне очень нравится, думаю должно получиться достойно.

 

В чем лично Вы видите разницу между музыкантами на Западе и у нас?

Мне кажется у нас более как-то открытые музыканты. Более способные на поиски нового. Не хватает там свежего, неизбитого материала. Исполнителей и виртуозов у них предостаточно, у них мало идей, оригинальных идей. Многие Западные музыканты уже едут к нам записываться, им нравятся наши свежие мысли. Хотя конечно же есть и обратные тенденции, наши вот поп-звезды всякие любят ездить на Запад и записываться там, с них берут деньги, штампуют под общие стандарты, ничего нового, но они довольны. Ну, собственно, каждому свое.

 

Возможно, жесткую специализацию гитаристов на Западе определяет спрос на конкретные стили?

Ну, можно и так сказать, у нас гитаристы действительно универсальнее, и этому есть немало причин. Традиционно, ещё с советского союза наши музыканты преимущественно впитывали все с Запада, и сложилось своего рода собственное музыкальное мировоззрение. Не всегда это является преимуществом, но все же это так.

 

А наш российский шоу-бизнес развивается вообще на ваш взгляд?

Вообще я вижу, что у нас в стране появляется довольно устойчивая тенденция в развитии инструментальной музыки и в развитии шоу-бизнеса в целом. Люди уже наелись этими фонограммами, пустышками-однодневками, они начинают ценить по настоящему живую музыку. Ну, вот приедет Моисеев Борис в Норильск, и что? Ну посмотрят на него, ну потрогают, может быть, а что он петь-то будет? У нас огромная страна, огромный потенциал.

 

Читая отзывы о Вас в Интернете, понимаешь, что у Вашей музыки есть поклонники в абсолютно каждом городе России, не смотря на то, что Вас не крутят с утра до вечера по ТВ.

Мы сами очень рады такому интересу к себе. Страна постепенно оживает после засилья пластмассовой музыки. К нам поступают предложения с разных концов страны и не только – вот в последнее время стали филармонии приглашать, а это очень важно. Такого раньше не было. Люди хотят придти на концерт и услышать какую-то музыку. В тоже время, конечно, классическую музыку не каждый готов воспринимать, а вот какую-то такую доступную, понятную, и, в тоже время, имеющую глубину могут принять и полюбить многие. Чистый джаз тоже не для всех, конечно, для многих он может показаться скучным. Любой какой-нибудь конкретный стиль, фламенко, например, может собрать не так много. А мы как раз играем такую легкую музыку – "и вашим, и нашим", такая здоровая эклектика. Никто не знает, что будет дальше. Обычно слушаешь какого-нибудь автора – ну одна песня, ну вторая, ну третья и все, можно идти домой. Остальное будет таким же. Потом он, конечно, может сказать, что у него аж двадцать семь альбомов. А смысл? Лучше одну стоящую вещь сделать.

 

Многие отмечают Ваше комбинированное звукоизвлечение (игра медиатором и пальцем одновременно).

Ну, очень многие так играют на самом деле. Это как-то само собой получается. Поневоле начал помогать средним пальцем. Это получилось абсолютно естественно, я специально не учился этому приему. По мере того как играешь, нарабатывается своего рода музыкальный язык, и ты на нем говоришь – а когда пытаешься что-то на нем сказать, рождаются такие вот приемы сами собой. А не так, как если сначала ты изобретаешь прием, а потом думаешь "где бы и как бы это использовать?" Музыка сама диктует, вот например нужно связать две фразы и в попытках что-то придумать, сделать так как ты это слышишь – поневоле получается какая-то такая техника, дающая возможность добиться цели – связать две фразы. К сожалению, многие современные гитаристы начинают с конца, они учатся технике, а фразировки и фраз как таковых нет, пустая техника. Сначала музыка; она потом уже все продиктует, что нужно сделать. Вот тут и различаются музыканты, кто что считает более важным для себя, кто как мыслит в музыке.

Насколько у Вас много концертов этим летом?

Это лето я буду больше отдыхать, хотя, конечно же, концерты есть. Вот недавно вернулись из Объединенных Арабских Эмиратов, давали там концерт. Прямо перед концертом Вая в Москве у нас будет концерт в Самаре, прилетим на концерт прямо оттуда. Главное, успеть как следует настроить звук. Но у нас в принципе все не сложно, главное чтобы мониторы хорошие попались. Мы возим с собой только инструменты и процессоры эффектов со своими пресетами. А так нам нужны только хорошие мониторы и стереопары для каждого инструмента. Пишем в райдере обычно, чтобы было что угодно, но только не Behringer!

 

Многих интересует как же вы играете без бас-гитары и барабанов?

Ну это уже стереотип, что группа обязательно должна иметь в составе бас-гитариста и барабанщика. Конечно, смотря какую музыку играть. Я не считаю этот метро-ритм обязательным. Это пошло именно с Запада: клик, барабан.

Раньше такого ведь не было. Ритмика в том виде, в котором мы имеем её сейчас, начала появляться в начале двадцатого века на прагматичном Западе вместе с джаз-бандами. Ритм – это как дыхание, он есть во всем абсолютно, но там нет одного жесткого клика. Ритм и звук – это очень обширные филосовские понятия. Так же важен драйв, он именно является тем заполняющим и обязательным, что диктует ритм. Именно драйв создает дыхание.

 

Расскажите как собственно Вы познакомились с гитарами Такамин?

Сначала это было своего рода виртуальное знакомство, я много слышал о них. Потом воочию увидел и не смог не купить, это было начало 90-х, по-моему, 92 год. Сама гитара была 88 года. Возможно, у кого-то в России и была до этого гитара Такамин, но все кто её видел у меня – видели её в первый раз. Модель называлась TAKAMINE EN 10C. Сейчас, кстати, эта гитара все ещё работает на студии и за неё практически идет борьба, многие хотели бы её купить. Она очень разыгралась, задышала и звучит сейчас просто великолепно. На ней до сих записывают много вещей, она в отличном состоянии, я только лады на ней менял и с звукоснимателями экспериментировал. Вообще, выбор звукоснимателя очень важен, большинство звукоснимателей не дают сбалансированный звук – у них одинаковые не регулируемые сердечники, а четыре струны, как известно, в обмотке и звучат немного глуше первой и второй. Я обычно пробую звукосниматели именно с возможностью отдельной регулировки каждого сердечника. В Интернете есть много видеороликов, где я играю именно на этой первой гитаре.

 

А сколько у Вас было гитар Такамин?

Честно говоря, я не смогу вспомнить. Было много – это факт. Стоило на чем-то поиграть, как тут же появлялась очередь из людей умоляющих её продать. Но вот как-то появилась у меня нынешняя гитара Santa Fe с нейлоновыми струнами и я к ней очень прикипел. Я отошел от формы дредноут, последнее время больше люблю такие "приталенные" формы.

Самое свежее пополнение – TNV 460. На ней у нас в группе будет играть, скорее всего, мой сын Ваня. Гитара замечательная, я туда ещё установил электромагнитный датчик и теперь абсолютно доволен звуком. На гитаре стоит родной ламповый предусилитель Такамин, который работает не только с его пьезозвукоснимателем; там также там есть специальный вход для дополнительного звукоснимателя. И вот, когда в ламповый предусилитель попадает звук с магнитного звукоснимателя акустической гитары – звук просто отличный, сочетание, дающее мощный, но чистый акустический драйв. Гитара новая, её нужно разыграть, я считаю, что любой новой гитаре нужно время, чтобы разыграться, как-то раскрыть свой звук. Гитара со временем начинает словно дышать, по другому звучит, это свойство древесины. Но, разумеется, за ней нужно следить и беречь. Гриф очень удобный, именно такой, какой должен быть – не узкий и не широкий.

 

Чем на Ваш взгляд выделяются гитары Такамин?

Я всегда использовал обычные серийные модели и всегда оставался доволен. Качество на высочайшем уровне. Я вообще нацелен именно на электро-акустический звук, а Такамин в этом, своего рода, пионер. Я ни у кого пока что не видел ещё такой, как у них системы датчиков, чтобы под каждой струной стоял бочоночек – пьезокристал, причем, не просто ленточка или проволока, как обычно, а именно отдельный бочоночек для каждой струны. Сейчас очень много конкуренции, конечно, и в гитаростроении и в самих звукоснимателях, но здесь проверенное временем простое и очень надежное решение. Плюс Такамин делает порожек типа "сплит" – это когда косточка порожка разделена на две части, одна для первых двух, вторая для остальных четырех. Это дает абсолютно точный мензурный строй.

Ну и самое важное, у Такамин есть именно то оптимальное "драйвовое" электро-акустическое звучание, которое я не слышу пока ни у кого другого. Ничего принципиально нового не изобретено, лучшим все ещё остается старый добрый звук натурального дерева. А если ещё туда добавлять электро-магнитных датчиков и микрофонов, то можно получить практически любой звук, на любой вкус. Я не люблю использовать микрофон, потому как он имеет границы, так сказать предел в виде "фидбэка".

 

Какие струны Вы предпочитаете?

Я использую совершенно разные струны в зависимости от ситуации. На разных моделях у меня струны разные по диаметру и из разных материалов. Обычно это 12-53, но бывает и 13-56 – это металлические струны. Не жесткие, в принципе. Натяжение струн зависит от конструкции деки, и у меня обычно струны даже такой толщины позволяют очень комфортно играть. Ну а нейлоновые струны я тоже люблю сильного натяжения "hard tension".

 

Традиционный вопрос – какие музыканты повлияли на Вас?

Ну, их много. Как и у всех в принципе – до сих пор с удовольствием слушаю Джими Педжа, Джими Хендрикса, Маклафлина, Пако Де Лусия, Фриппа. Очень много, сейчас даже не смогу всех вспомнить. Вот сильнее наверно Джими Пейдж и Фрипп, которые, на мой взгляд, не имеют аналогов вообще. Я считаю, что King Crimson – это единственная дожившая до наших дней настоящая рок-группа. Это своего рода реликтовая команда со своей стабильной аудиторией. Вообще рок на Западе давно уже превратился в стиль, в бизнес, не более. Мое мнение, что именно Deep Purple превратил рок в стиль. Это очень сильная команда, но именно они вывели из рок-музыки формулу успешного шоу-бизнеса, научили всех штамповать хиты. Хотя, конечно, много музыкантов остались верны себе, один вот Джеф Бэк чего стоит. В целом на меня ничуть не меньше повлиял и джаз, даже наверняка больше чем рок. Херби Хэнкок, например, чуть позже Майлс Дэвис, скандинавский джаз Терье Рипдаль, Ральф Таунер, ну Орегон тоже. Ещё много разнообразного арт-джаза. Сейчас уже всего не охватить.

 

А вообще Вы много музыки сейчас слушаете?

Я уже не могу много слушать, уже в принципе давно. Слушаю только когда скачиваю что-то, проверяю, или если что-то редкое появляется. Можно послушать какой-нибудь Rolling Stones по дороге в Крым или ещё куда на отдых, а так уже давно не слушаю ничего. Вот когда мы например едем куда-нибудь на гастроли поездом или как-то ещё, все обычно сразу достают наушники и включают плееры, а я вот не могу. Я лучше посижу, подумаю о чем-нибудь. Стараюсь так сказать оставаться пустым, не загружать голову. Только тогда начинаешь, как антенна, ловить любую вибрацию. Только так и появляются собственные какие-то темы.

 

А с какого возраста лет Вы начали играть на гитаре?

С двенадцати лет. Это довольно поздно. Вообще лучше конечно лет с шести или семи. Сейчас уже смотришь в Интернете полно роликов с пятилетними ребятишками во всю играющими на гитарах, барабанах. Играют так, что далеко не каждый взрослый гитарист сыграет. И это очень хорошо. Я помню тоже просил преподавателя показать мне не "гелики", а "гёл" битлз. Это было более интересно.

 

Ну а в школе участвовали в каком-нибудь ансамбле?

Ну, конечно. Начал играть ещё в классе шестом или седьмом. Группа называлась "Пляшущие человечки", как в знаменитом рассказе. У нас ещё на барабанах, помню, были нарисованы такие человечки в форме слова "Help" как у Beatles. Помню мы сами пилили себе гитары. Сейчас вспоминаю, это, конечно, было что-то страшное. Кто-то пилил из дерева, кто-то из ДСП, из фанеры и пенопласта, чуть ли не надувные делали. В общем из всего подручного пробовали делать. Лады вкривь вкось, понятия о мензуре почти не было. Помню, первое что мы разучивали, это был "Дом восходящего солнца". Основная тема тогда считалась самой сложной, её доверили мне. В общем нормально её сделали. Потом позже уже играли Битлов, Роллингов. Потом была по моему группа "Твердый знак", а потом уже начали работать с Володей Кузьминым. В то время мы уже играли целиком Spectrum Билли Кобэма. Помню, к нам подходили и возмущались, что мы играем такую странную никому не нужную музыку, как говорится "пипл не хавал".

Сегодня у многих музыкантов есть проблемы с репертуаром, Вы не ощущаете таких проблем? Нет, мне удается как-то их избегать. Я знаю очень сильных гитаристов, которые играют джаз, Чика Кореа, классику, фламенко, но они не знают, куда двигаться дальше. Нет концептуальной волны, идеи нет. Играют и играют. Важно чтобы гитарист играл свои произведения. Не только был виртуозным исполнителем, хотя это тоже путь, конечно. Но должен заметить, что какие-то открытия можно делать и через исполнение. Вот мой сын Ваня так играет Мусоргского, что все думают, что это джаз какой-то замороченнный, а это Мусоргский!

 

Вы записывали музыку для нескольких художественных фильмов. Понравилась ли Вам подобная работа?

Это адская работа. Ты сидишь-сидишь, пыхтишь-пыхтишь, потом приносишь работодателям, и тебе говорят: "да это вообще не то!". У них все время спешка, все время они не успевают и тебя торопят. Я так не умею. Мне это кажется скучным, а вот у меня старший сын Миша уже очень опытный в этом деле. У него очень хорошо получается и много проектов уже за спиной. Когда меня приглашают именно как исполнителя – здесь мне проще. А иначе они не знают точно чего хотят и я не очень представляю что им нужно. Вот мне предложили оформить аудиокнигу. Такое своеобразное новое течение. Мне нужно будет записать музыку, которая будет звучать между главами.

 

А как именно у Вас рождаются новые темы?

По разному, опять-таки. Бывает открывается нечто такое и возникают какие-то смысловые формулы, которые явно ведут к развитию. И когда это понимаешь – начинаешь с этим работать. Это может быть одна фраза – но ты чувствуешь, что за ней что-то стоит. Идеи нужно растить, как кристалл. Однозначно знаешь, куда не надо это развивать, а как развивать следует. Это очень захватывающе, но это не может быть вечным. Нужно знать, когда остановиться. По сути, тема – это не обязательно мелодия. Темой может стать какая-то форма или фактура, ритмический рисунок, интонация. Чаще всего у меня это как с записной книжкой. Записал и отложил, потом начинаешь наигрывать, оцениваешь по-новому, смотришь, что можно с этим сделать, какая перспектива. Складываешь все как из кубиков.




актуальная информация


релиз нового журнала


веб-колонка главного редактора


веб-колонка для бассистов


гитаристы на наших страницах


путь великих гитарных брендов


статьи и обзоры о гитарах


обзоры гитарной техники


актуальная гитарная музыка


повышение мастерства


подшивка вышедших журналов


размещение рекламы в журнале


вся информация об издании


полезное скачивание


небольшие ролики про гитарное




#1[07]2008   - Этот материал был опубликован в седьмом номере Guitars Magazine.




Рейтинг@Mail.ru

©  Guitars Magazine   Все права защищены.
Сайт создан и поддерживается собственной
веб-службой журнала Guitars Magazine.